Храм Василия Блаженного в г. Волгодонске
Православие Волгодонска
В начало Задать вопрос священнику Библиотека Церковь и общество Архив
Храм Божий - Небесный островок на грешной земле



ИСТОРИЯ ХРАМА
СОБЫТИЯ ПРИХОДА
ДЕТСКАЯ ВОСКРЕСНАЯ ШКОЛА
РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
О внешнем облике Спасителя
Нерукотворный образ Господень    Описывая жизнь Господа Иисуса Христа, святые евангелисты нигде не сказали о внешности Спасителя, не дали даже самого общего представления о Его лице.
   Из святых евангелий об облике Спасителя можно узнать совсем немного: что внешне Господь не отличался от своих учеников, или вообще от галилеян (Мф. 26, 69-75); что будучи кроток и смирен сердцем (Мф. 11, 29), Он иногда одушевлялся во время беседы и тогда говорил как власть имеющий, как никто из людей говорить не может (Иоан. 7, 44-47). А обыкновенно говорил тихо, опустив глаза (Лк. 6, 20), и, может быть, от этого казался старше своих лет (Иоан. 8,57). По Воскресении внешний вид Его настолько изменился, что и ученики Его иногда не узнавали (Мф. 28, 17; Л к. 24, 16; Иоан. 21,12).
   Иногда Он являл Свое человеческое в немощи - уставал, жаждал, отдыхал во сне, был схвачен и связан в саду Гефсиманском, претерпел поругание, был распят и погребен.
   Иногда Он являл Свое естество в состоянии славы и величия.
   До нас не дошли прижизненные изображения Спасителя. Известно, что Его лицо чудесно отпечаталось на убрусе. Это - доподлинное изображение Божественного Лика Спасителя, самое достоверное и точное изображение Его внешности.
   У тех, кто видел подлинный Нерукотворенный образ Господень, он невольно вызывал благоговение.
   Первое, что поражало в иконе, - это глаза Спасителя. Живые, блестящие, они пронизывали каждого приближавшегося к Образу. Они будто испускали из себя светлые лучи. Где бы ни стоял смотревший, создавалось ощущение, что Спаситель смотрит именно на него каким-то особо приятным и нежным взором.
   Волосы, темные, почти черные, спускались с середины широкого и довольно большого лба по обеим сторонам Лика. Закрывая уши, они соединялись с бородой.
   Нос прямой, немного длинный, но пропорциональный; усы едва покрывают верхнюю губу, но нижняя совершенно открыта, так что хорошо видны прекрасно очерченные губы.
   Этот Образ имел что-то сверхъестественное. Многие художники и иконописцы, видевшие этот Образ, свидетельствовали, что никаким искусством нельзя было достигнуть такого эффекта, что нет таких красок, которые могут передать цвет Святого Образа.
   В 944 году стараниями греческого императора Константина Порфирогенета Нерукотворенный образ Господень был перенесен из Едессы в Константинополь. Но в 1204 году Константинополь был разграблен крестоносцами, Нерукотворенный образ был похищен, и корабль, везший эту святыню, затонул в Мраморном море.
   Казалось, что мир потерял единственное свидетельство о внешнем облике Спасителя.
   Но христиане, бережно относящиеся к каждому слову о Спасителе, сохранили предание, как выглядел Господь Иисус Христос. Немало современников Спасителя могли рассказать о Его облике тем христианам, которые уже не могли видеть Учителя - ведь вся Иудея с Галилеей видела Его и слушала Его проповеди.
   Сами святые апостолы далеко не всё передавали ученикам в письменном виде - "...многое имею писать вам, не хочу на бумаге чернилами, надеюсь придти к вам и устами к устам говорить" (Второе послание Иоанна, 12) - и несомненно рассказывали, как же выглядел Учитель.
   Эти рассказы очевидцев, переходя из уст в уста, из рода в род, и помогли сохранить предание о внешнем облике Господа нашего Иисуса Христа.
   Авторитетный церковный историк Никифор Каллист, живший и писавший в XIV веке, тщательно собиравший и изучавший произведения своих предшественников, в своей "Церковной истории" так описывает внешность Спасителя:
Нерукотворный образ Господень    "Вот изображение Господа нашего Иисуса Христа, сколько мы узнали от древних и какое только можно сделать в описании, всегда несовершенном.
   Лицо Его отличалось красотой и выразительностью.
   Волосы русые, не слишком густые и слегка волнистые; брови черные, но не совсем круглые.
   Смугловатые и живые глаза неизъяснимо приятны. Нос был у Него продолговатый, борода русая и довольно короткая; но волосы на голове Он носил длинные. Иисус Христос никогда не стригся; ничья рука не касалась головы Его, кроме руки Матери, и то только тогда, когда Он был еще Младенцем.
   Голову держал Он несколько наклонно, и от этого рост Его казался не так высок.
   Цвет лица Его был почти пшеничный, когда пшеница начинает поспевать. Лицо было ни кругло, ни продолговато. Он много походил на свою Матерь, особенно нижнею частью лица, и был нежно румян.
   Вид Его выражал важность, мудрость, кротость и милосердие.
   Наконец, Он во всем походил на Божественную и непорочную Свою Матерь".
   Ссылка на древних авторов указывает, что Никифор Каллист заботливо и бережно собирал все сведения, как письменные, так и устные. И если в своем описании он и не представил нам истинного изображения Спасителя, то несомненно сохранил то, что дошло в устных и письменных сведениях до него, запечатлел, какой в его время представлялась внешность Спасителя.
   Сохранились и другие свидетельства.
   В послании к императору Феофилу о святых и честных иконах, приписываемом преподобному Иоанну Дамаскину, богослову и писателю XIII века, пишется, что Спаситель и Бог наш, соделовавшись человеком от Святой Девы и Богородицы Марии, "вместе с плотию и кровию имел душу разумную, носил дебелую плоть, имел вид, подобный нашему, очень многими чертами походил на Матерь Свою и представлял в Себе образ Адама".
   В послании рассказывается, что император Константин велел изобразить Иисуса Христа так, как Он представлен древними историками: "благообразный, располагающий к себе вид, высокий рост, стан несколько согбенный, брови нахмуренные, нос правильный, волосы кудрявые, борода черная, лицо пшеничного цвета - как у Матери, пальцы продолговатые, голос звучный". Во всем Господь был "кроткий, великодушный, терпеливый" .
   И хотя ученые сомневаются, что это действительно писал преподобный Иоанн Дамаскин, нет сомнений в достоверности самого послания.
   Историки пришли к выводу, что это послание, адресованное действительно императору Феофилу, было написано в IX веке тремя патриархами - Иовом Александрийским, Христофором Антиохийским и Василием Иерусалимским.
   Очень схоже описан Иисус Христос в послании Публия Лентула, который был назван проконсулом Иудейским при царе Ироде. Этот текст стал известен в XIV или XV столетии:
   "В настоящее время явился у нас и теперь еще жив человек весьма добродетельный, по имени Иисус Христос. Народ называет Его великим Пророком, а ученики Его - Сыном Божиим. Он воскрешает мертвых и исцеляет всякие болезни и недуги. Он высок и строен; вид Его важен и выразителен, так что, глядя на Него, нельзя не любить и вместе не бояться Его. Волосы на голове отлива виноградного, до ушей без блеска и гладки, от ушей до плеч идут светлыми волнами и спускаются ниже плеч; на голове разделяются на две стороны, по обычаю назореев. Лицо гладкое и чистое, на всем лице нет никаких пятен. Щеки покрыты негустым румянцем. Вид благообразный и приятный, нос и уста правильные. Борода довольно густая и одинакового цвета с волосами; разделяется надвое с подбородка. Глаза голубые и очень блестящие. В выговорах и укоризнах - страшен; в наставлениях и увещаниях - ласков и любезен. Взгляд удивительно приятен и вместе важен. Никогда никто не видел Его смеющимся, но видели плачущим. Рост высокий, руки длинные и прямые, плечи совершенные. Речь Его ровна и важна; но Он говорит мало. - Это прекраснейший из всех человеков".
   Нам не известно, кто такой проконсул Иудейский Лентул, которому приписывают это послание. Во время жизни Спасителя римскими прокураторами Иудеи были Колоний, Марк Амбивий, Аний Руф, Валерий Грат и, наконец, Понтий Пилат. После Пилата, осужденного в ссылку около 37 года н. э., следовал Маркел.
   О Лентуле - ни слова! Но кем бы ни было написано это послание, подлинное оно или нет, важно, что оно, пусть даже созданное не позднее XV столетия - время обнародования текста, - во всем совпадает с тем изображением Спасителя, которое приводит в свой истории Никифор Каллист.
   По разному изображался Спаситель первыми христианами.
   Иудеи были традиционно не расположены к изображениям. Вторая заповедь десятословия - "не сотвори себе кумира, ни всякого подобия" - мешала христианам из иудеев, не проникшим в дух и смысл новой веры, перейти к православному иконопочитанию. И образ исторического Христа, запечатленный средствами живописи, мог оказаться для них камнем преткновения, соблазном. Для многих иудеев, как и язычников, почитание даже святейшего Лика Христа казалось идолопоклонством.
   Кроме того, древняя Церковь опасалась оскорбления, поругания со стороны язычников. Вера в Распятого высмеивалась и преследовалась Его врагами, а над всем святым для христиан глумились и издевались.

   Вот почему первоначальные образы, самые древние - символические. Спаситель представлен в виде рыбы, в виде креста, в виде агнца, в виде доброго пастыря, несущего на плечах заблудшую овцу, в виде Орфея, игрой на лире укрощающего зверей... Первые христиане стремились скрыть, держать в тайне от язычников, а иногда и от оглашенных предметы культа и веры - отсюда и символика, понятная лишь посвященным.
   К глубокой древности относится обычай изображать Иисуса Христа в длинном хитоне, с длинными волосами, с небольшой раздвоенной бородой. Так Спаситель отображен уже на иконе II века, которая сохранилась в римских катакомбах.
   На древних христианских саркофагах Господь изображается почти так же, как на современных иконах: в длинном хитоне и мантии, со свитком, жезлом, крестом или ключами в руках. Он так юн, что на лице еще нет бороды, а волосы слегка вьются. Обычай такого изображения Спасителя сохранялся до X века - это видно на мозаиках базилики святого Марка в Венеции.
   Когда в изображаемом событии Спаситель являлся как Чудотворец, Сын Божий, древние мастера изображали Спасителя юным.
   Когда же Господь Иисус Христос изображался в качестве Просветителя, Учителя, то ему придавали бороду, атрибут зрелости, опытности и мудрости.

   Тело Богочеловека имело необыкновенную красоту, как и воспел о Нем пророк Давид: красен добротою паче сынов человеческих (Псал. 44, 2).
   Но эта красота производила на людей совсем не то впечатление, какое обыкновенно производят красивые лица и тела. Тело Христово исцеляло все страсти, телесные и душевные. Каким свойством оно было проникнуто, такое свойство оно и сообщало. Оно всеобильно преподавало Божественную благодать всем, взиравшим на него, всем прикасавшимся к нему. И мужчинам, и женщинам. Это то Божественное тело, о котором Сам Господь засвидетельствовал: "Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем" (Иоан. 6, 54,56).
   При погребении тело Христово было положено в тесную, искусственную пещеру, высеченную в камне. Пещера была так тесна, что в Евангелии названа гробом. Вход так низок, что в нее надо почти заползать. Когда в пещеру внесли тело Христово, то вход в гроб был завален огромным камнем. Иудейские священники, опасаясь предсказанного Господом Воскресения Его и думая, что тело Христово подчинено тем же законам, которым подчинены тела человеческие, закрыли вход в пещеру и к тому же поставили у входа стражу.
   По соображению человеческому было сделано все, чтобы воспрепятствовать Воскресению, а если бы оно все же состоялось, то стража должна была сразу же уничтожить Воскресшего.
   Но Божественное тело воскресло, невзирая на все эти человеческие преграды. После Воскресения Божественное тело проникло сквозь затворенную дверь к апостолам. Оно не было узнано двумя учениками, шедшими в Еммаус, когда же они узнали Его при преломлении хлеба, - Оно внезапно со делалось невидимым.
   Все апостолы видели, как это тело отделилось от земли, начало возвышаться и вскоре скрылось высоко в небе, на недосягаемой высоте.
   И не потому ли евангелисты, зная тайну этого Божественного тела, проникнутые мыслью, чувством, сознанием, что Тот, о Котором они повествуют, Мессия и Бог, Который может восприять человеческое тело так как Ему угодно, и не обращали внимание на его человеческий вид?
   И Та, Которая носила в себе это Божественное тело, стала превыше всех святых человеков и святых Ангелов. По объяснению преподобного Григория Синаита, Богоматерь была единственным словесным сосудом, в который Бог вселился самим существом Своим. Другие святые становятся причастниками Божественного естества и обителями Триипостасного Бога по действию в них Святого Духа, и только Богоматерь одна приняла в Себя Бога для Его вочеловечения.
Разработка и дизайн сайта Virus77. e-mail: virus77@pisem.net ICQ 345258235