Храм Василия Блаженного в г. Волгодонске
Православие Волгодонска
В начало Задать вопрос священнику Библиотека Церковь и общество Архив
Храм Божий - Небесный островок на грешной земле



ИСТОРИЯ ХРАМА
СОБЫТИЯ ПРИХОДА
ДЕТСКАЯ ВОСКРЕСНАЯ ШКОЛА
РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ
Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Одна синайская история
У православных христиан начался Петров пост, который продлится до дня памяти святых Первоверховных Апостол Петра и Павла 12 июля. При упоминании слова ПОСТ, я ухожу в себя, в глубину, где слышу пение ангелов.
Мысль-послание
Для каждого, кто давно живет на Синае, есть понятие "в прошлой жизни" - это до переезда сюда, - там, на далекой родине, и "в этой жизни" - т.е. здесь и сейчас. У большинства из нас эти две категории прошлого и настоящего очень сильно разнятся, а, порой, имеют и сугубо противоположный заряд. Сюда не едут на заработки, за длинным рублем: в 90% случаев на Синай переезжают жить по зову души, зачастую осваивая уже на месте совершенно новую профессию или изыскивая разные способы удаленной работы, ибо противостоять этому зову практически невозможно. Эта святая земля притягивает к себе совершенно разных людей, - порой, совершенно далеких от веры, но почувствовавших, что после первого визита сюда что-то в глубине их сердца безвозвратно изменилось и никогда уже не станет прежним: процесс внутренней трансформации начался. Синай, сильно меняет людей. Я твердо уверена - меняет в лучшую сторону, - постепенно, исподволь, раскрывая в человеке такие качества его души, о которых он до этого и сам не подозревал; готовя его к встрече с Богом, которая у многих происходит впервые - именно здесь.
Это удивительное утро
Так произошло и со мной: 9 лет назад, бросив весьма успешную карьеру светского журналиста в Петербурге, я приехала в Дахаб, толком еще не зная, чем буду здесь заниматься, но с твердой уверенностью, что должна здесь жить. Почему именно здесь, и что такого хорошего в этом засушливом пустынном краю, было очень трудно объяснить пришедшим в ужас от моего решения родственникам и друзьям. Однако я тогда всем сердцем чувствовала: здесь и сейчас начинается какая-то новая, совсем другая моя жизнь, и вот она-то и будет настоящая, в отличие от прежней. Так оно впоследствии и оказалось.
Надо сказать, что тогда, 9 лет назад, я приехала на Синай человеком не просто неверующим, но и еще весьма агрессивно к вере настроенным. Ну, то есть, конечно, я не отрицала возможность наличия чего-то там где-то там, определяющего мировой порядок и обеспечивающего вращение вселенной, но к христианству все это не имело никакого отношения. Тем более что в детстве меня не крестили, а в сознательном возрасте на все уговоры мамы и бабушки я отвечала только идиотскими шутками, от которых им обоим делалось плохо. Годом позже к ним присоединился мой будущий муж, но и его старания, ни к чему не привели: я лишь отмахивалась, или, же забрасывала его каверзными вопросами, на которые он тогда не мог дать мне ответа, ибо вера его была от сердца, а не от интеллектуальных изысканий.
Автор статьи Анастасия
Однако - как я уже говорила выше, процесс внутренней трансформации уже был запущен, и события и люди постепенно начали появляться в моей новой синайской жизни таким промыслительным образом, что можно было только удивляться и всплескивать руками. С какого-то момента это ощущение божественного провидения во всем, что со мной случалось, стало главенствующей доминантой моей внутренней жизни. И, тем не менее, последующие 5 лет были проведены мною в довольно бесплодном духовном поиске, - где-то между йогой, медитацией, поездками в Индию и чтением книг Далай Ламы.
Вечером этого дня
А потом в какой-то момент мне начал сниться один и тот же Сон. Сон этот каждый раз разворачивался очень медленно и значительно, и ощущение от него всегда оставалось тягостное и зловещее. Снилась мне захолустная российская деревня с черными гнилыми покосившимися избами и грязью по колено. И слух прошел по всей этой деревне, что будто бы приехали из столицы какие-то важные персоны, и построили на главной площади, где раньше была автобусная остановка, новый шикарный дом культуры. И все жители, и в их числе и я, конечно же, отправились на этот дом культуры смотреть. И чем ближе мы подходили к площади, тем сильнее становилось предвкушение катастрофы и гадостное чувство у меня внутри. И когда открылась нашему взору стоящая на площади огромная пирамида из черного мрамора с одной-единственной маленькой дверью, как у пирамиды Хеопса, которая как будто засасывала в себя людей, то ледяной ужас страшного предчувствия сковал меня, и все внутри меня закричало: "Нет!!!! Это нужно остановить во что бы то ни стало!!! Это ловушка, сделанная, чтобы погубить нас всех!!!" Но люди, ничего не подозревая, все прибывали, и, как тельцы на заклание, заходили и заходили в дверь пирамиды… Мой ужас и беспокойство никто не разделял, а, наоборот, все, с кем я пыталась заговорить, шарахались от меня, как от безумной. Я бросилась бежать по улице, еще не зная, что предпринять, как остановить страшное и необратимое, что вот-вот должно было произойти… Мелькали боковые улицы, кривые избы, и вдруг из-за поворота выглянула луковка-купол старой деревянной церкви, - такой же покосившейся и ветхой, как и все соседствующие с ней постройки. "Вот!!!" Ударило у меня в голове. С абсолютной уверенностью, что спасение найдено, я бросилась наверх, на колокольню по скрипучей лестнице и, схватив наполовину оборванную веревку, ударила в колокол…
Египет Египет
На этом месте я всегда просыпалась в жутком страхе, в ледяном поту и слезах, будила мирно спящего рядом мужа, который со вздохом доставал бутылку со святой водой, кропил меня, комнату, давал мне попить, а затем говорил: "Вот, говорил тебе всегда - креститься тебе надо…". После кропления святой водой липкое чувство отступало, но засыпала я все равно не скоро: в голове крутилась каждый раз одна и та же мысль-послание, которую приносил Сон: "Сейчас, когда идет война за человеческие души, необходимо выбрать сторону. Нельзя быть где-то посередине. Если не сделать выбор самой, то выберут за тебя, но уже точно не в твою пользу… Нужно торопиться, пока этого не случилось!" Постепенно я начала понимать, что мне необходимо поговорить обо всем происходящим с православным священником.
часовня Иоанна Лествичника
Православные священники, как известно, редко ездят в полноценные отпуска, никак не связанные с духовной миссией: только уж если совсем попадья замучит просьбами на море детей свозить. А потому надеяться на встречу с батюшкой в нашем курортном городке я и не думала, - с ужасом представляла, как придется еще долгих 7-8 месяцев ждать лета и поездки в отпуск на родину. Но Промысел Божий не замедлил напомнить о себе и на этот раз: совершенно случайно, зайдя в продуктовый магазин, я увидела, как мужчина средних лет с бородкой и женщина с роскошной косой до пояса пытаются по-русски выяснить у продавца, есть ли в продаже финики. Я помогла уладить вопрос, мы разговорились, и я немало изумилась, услышав, что это, оказывается, православный священник с супругой!
Преподобный Иоанн Лествичник
Мы познакомились и подружились. Спустя три месяца отец Алексей приехал в Дахаб снова, по нашей просьбе, привезя с собой все необходимое для совершения Таинства Крещения.
Крестили меня рано утром 16 марта, прямо в Красном море. Мой муж, до этого случая не слишком крепкий в вере, сказал потом, что впервые в жизни там, на берегу, реально ощутил Боговдохновленность Таинства Церкви и присутствие Святого Духа. Это удивительное утро с полным погружением в освященное море останется в нашей памяти на всю жизнь…
Божественная Литургия в часовне св. Иоанна Лествичника
Ну а потом, спустя еще несколько месяцев, была наша первая исповедь, - точно также, во время очередного визита батюшки в Дахаб. На сегодняшний день с момента моего Крещения прошло уже 5 лет, и потом были и другие батюшки, попадавшие в наш городок по пути в Святую Екатерину, и мы всегда пользовались случаем, чтобы исповедоваться, и, соответственно, получить редкую для нас, здесь возможность причаститься Святых Даров в монастыре. Когда живешь в стране, где до ближайшего греческого православного храма нужно ехать 2 часа в один конец на такси, а возможности исповедоваться по-русски приходится ждать иногда и по пол года, то многое, что является легко доступным каждому православному человеку в России, начинаешь воспринимать как настоящий дар Божий. Однако на протяжении всех этих лет возможность принять участие в Литургии на церковнославянском, а не на греческом языке появлялась у нас только лишь во время непродолжительных летних отпусков, проводимых в России. Насколько же это важно для людей, недавно воцерковившихся, и еще плохо знающих последовательность и порядок службы! Но особенно тяжело нам, недавно пришедшим к вере, дается Великий Пост: после геройской первой недели начинается постепенный эмоциональный спад, который, если вовремя не спохватиться, может привести к таким печальным последствиям, что к моменту наступления Пасхи уже и в храм идти делается стыдно. Особенно это чувствуется здесь, вдали от Русской Православной Церкви: искушения множатся с каждым днем, а подпитать свой душевный настрой удается разве что аудио записями служб из Сретенского монастыря, которые можно найти в интернете, и чтением святоотеческих наставлений. И этого уже, конечно, немало для человека дисциплинированного и имеющего многолетнюю привычку к посту и молитве; но поскольку мы себя к таковым отнести не можем, то нам без реального, живого пастырского слова и Таинства Литургии приходится тяжело.
Пещерка Иоанна Лествичника Пещерка Иоанна Лествичника
Однако в этом году Господь сжалился над нами, и как раз во второй половине Великого Поста, накануне 25 марта - дня прославления Святого Иоанна Лествичника, по благословению епископа Волгодонского и Сальского Корнилия к нам прибыл из Волгодонска с группой паломников иерей Валерий Коренев, с которым мы как-то познакомились в Москве пару лет назад. Еще тогда батюшка загорелся идеей посетить Синай, но, как это часто бывает, поездка все откладывалась по разным причинам. Но в этом году все, наконец, сложилось. И вот отец Валерий прибыл, не просто чтобы посетить святые места, но и для того, чтобы отслужить Литургию в совершенно уникальном месте, до которого добирается далеко не каждый паломник: в затерянной среди необитаемых гор часовне Святого Иоанна Лествичника, - прямо под пещерой, в которой этот святой старец провел последние 40 лет своей жизни.
Пещера расположена в 5-6 км пешего пути от деревни Святой Екатерины по горной тропе, которая тонкой ниткой пересекает живописнейший ландшафт: по мере удаления от деревни величественные горы становятся все выше, тропинка поднимается вверх, а в самом низу, на дне ущелья, редкими зелеными пятнами то и дело виднеются необитаемые бедуинские сады. И вот, после последнего поворота тропа круто забирает вверх, и вдруг взору открывается белая часовенка, стоящая на краю небольшой плоской площадки, на склоне горы.
Пещерка Иоанна Лествичника
Солнце уже встало, и сразу же стало тепло, а потому мы оставляем дверь открытой. Белые стены, никаких украшений: аскетизм, вполне соответствующий месту. На алтарных вратах - иконы Христа, Иоанна Крестителя и Иоанна Лествичника. Маленькое, по-домашнему уютное помещение часовни залито солнечным светом через окошки в куполе. Сквозь поплывшие от времени стекла видно величественные, древние, как мир, горы, видевшие когда-то и Моисея, и Ковчег со Скрижалями, и облако Святого Духа над ним. События Ветхого и Нового Заветов сливаются здесь воедино, в одну стройную ноту, которая наполняет собой все пространство вокруг, от земли до неба, и душа каждого человека начинает петь с ней в унисон.
…И вот - впервые мы слышим, как синайское горное эхо повторяет русские слова молитвы: "Помилуй меня, Господи, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое…" Как же, все-таки, проникновенны тексты богослужений; и каким подарком это является для нас, живущих вдали от русской церкви - быть на Литургии и понимать все! Как долго тянется служба, когда понимаешь из нее всего два слова - "Кирие элейсон" (Господи, помилуй!), и как стремительно проносятся минуты и часы, когда можешь полноценно принимать участие в Таинстве! И вот уже отец Валерий выносит Святые Дары, и вскоре уже все поздравляют друг друга с Причастием.
Это Причастие, как и вся эта Литургия, думаю, останутся в памяти всех участников на всю оставшуюся жизнь. И как потом поднимались в пещеру Святого Иоанна Лествичника, и женщины брали с земли камушки на память, и как на обратном пути по горной тропинке паломники вместе с отцом Валерием пели: "Святая великомученица Екатерина, моли Бога о нас"…
Вечером этого дня, приехав домой, я долго думала о том, насколько же все-таки неисповедимы пути Господни: нужно же нам было уехать из России на мусульманский Синай, чтобы прийти к православной вере!
В заключение хочется добавить, что, может быть, наша маленькая дахабская православная община покажется кому-то разочаровывающе малочисленной и некоторым из батюшек, побывавшим у нас с духовной миссией, из-за этого не захочется возвращаться, - поверьте, хотя нас всего несколько человек, тем не менее, ваши визиты для нас много значат! Для не говорящего по-английски большинства - это, в первую очередь, единственная возможность исповедоваться и причаститься. Поэтому, пожалуйста, не забывайте нас и заезжайте к нам по дороге в Монастырь Святой Екатерины. Храни вас Господь!
Анастасия Мичурина